Уполномоченный
по правам человека
в Самарской области

443020, г. Самара, ул. Ленинградская, 75, 2 этаж 8(846) 374-64-30 (приемная)
Приемная граждан: г. Самара, ул. Маяковского, 20 8(846) 337-29-03 (для записи на личный прием к Уполномоченному)
Контакты в Интернет: Ombudsman.Samara@yandex.ru @Ombudsman63

Календарь событий
ПнВтСрЧтПтСбВс
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Анонсы

Дата Анонс

Специальный доклад «О проблемах в реализации прав граждан при производстве по делам об административных правонарушениях»

 

Настоящий специальный доклад подготовлен в соответствии со ст. 22 Закона Самарской области от 24.11.2000 № 45-ГД «Об Уполномоченном по правам человека в Самарской области».

 

Оглавление.

 

Введение

 

Раздел I. Несвоевременное реагирование сотрудников правоохранительных органов на сообщения об административных правонарушениях и несвоевременное принятие решений

 

Раздел II. Нарушения при производстве административного задержания

 

Раздел III. Нарушения процедуры производства по делам об административных правонарушениях

 

Раздел IV. Нарушения при привлечении граждан к ответственности за правонарушения, которых в действительности не было, либо грань между законопослушным и противоправным поведением была недостаточно очевидной

 

Заключение

Введение

 

Действующее законодательство об административных правонарушениях, состоящее из Кодекса об административных правонарушениях РФ и соответствующих законов субъектов федерации, устанавливает ответственность за различные виды противоправного поведения. При этом спектр охраняемых правоотношений достаточно широк и включает в себя отношения в сфере промышленности, строительства, сельского хозяйства, энергетики, связи, предпринимательства, дорожного движения, общественного порядка и общественной безопасности, иных областях жизни общества.

 

Данное обстоятельство обуславливает и широкий круг субъектов, уполномоченных осуществлять производство по делам об административных правонарушениях и принимать решение о привлечении нарушителей закона к административной ответственности.[1] Такое многообразие обусловлено необходимостью защиты прав и законных интересов как отдельного человека, так и общества и государства в различных сферах жизни, регулирование которых относится к компетенции различных органов власти.

 

Законодатель, предоставляя право составлять протоколы об административных правонарушениях столь широкому кругу субъектов, т.е. право привлекать лиц к административной ответственности, создал и систему гарантий указанных лиц от незаконного и необоснованного решения. Таковыми гарантиями являются, в первую очередь, процедуры производства по делам об административных правонарушениях, которые унифицированы вне зависимости от характера правонарушения.

 

Однако именно нарушение процедуры производства по делам чаще всего является предметом недовольства лиц, привлеченных к ответственности. Наряду с этим, известны случаи необоснованного привлечения лиц к административной ответственности за правонарушения, которых в действительности не было, либо за поступки, которые достаточно сложно отграничить от правомерного поведения.

 

Еще одним подтверждением значимости рассматриваемой проблемы являются «упрямые» данные статистики, согласно которым только органами внутренних дел Самарской области зарегистрировано 1 548 301 правонарушение в 2007 году, а за 2008 год – 1 730 458 правонарушений. Указанные цифры говорят сами за себя. А если добавить к этим цифрам еще и сведения иных контролирующих и надзирающих органов власти, уполномоченных выявлять правонарушения и составлять протоколы об административных правонарушениях, то количество лиц, вовлеченных в процесс производства по административным правонарушениям, исчисляется сотнями тысяч, даже если учесть неоднократное наложение взысканий.

 

При том, что население Самарской области немногим превышает 3 миллиона человек, получается, что достаточно сложно найти человека, который ни разу не привлекался бы к административной ответственности. А ведь наличие административных наказаний является одним из обстоятельств, подлежащих учету при принятии решения о приеме человека на некоторые виды государственной и муниципальной службы.

 

Однако чаще всего ситуации, связанные с нарушением прав, возникают, когда гражданам приходится сталкиваться с деятельностью сотрудников милиции, т.к. именно на них возложены обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности. И наибольшее число правонарушений фиксируется именно в этой сфере.

 

Одних только нарушений правил дорожного движения на территории Самарской области ежегодно выявляется больше 1 миллиона. Такая массовость неизбежно влечет и недовольство действиями и решениями сотрудников милиции. Недовольство проявляется в различных формах: путем обжалования наложенных наказаний в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях, путем подачи жалоб Уполномоченному по правам человека и в иные органы власти, не наделенные полномочиями по изменению, а равно отмене принятых решений. Недовольство проявляется и в виде мнения отдельных лиц, которые образуют общую картину, именуемую «общественное мнение о среднестатистическом сотруднике милиции».

 

Сказанное ни в коей мере не означает, что правонарушения не должны пресекаться и наказываться. Напротив, именно неукоснительная реализация основополагающего принципа – неотвратимости ответственности за совершенное правонарушение – может привести к снижению уровня правонарушений. Однако, при осуществлении производства по делам об административных правонарушениях, в первую очередь в силу их массовости, допускаются различные нарушения закона, которые выражаются в нарушении процедуры. К числу таковых нарушений относятся и несвоевременное реагирование на правонарушения, и несоблюдение законодательства в части обеспечения гарантий прав граждан, привлекаемых к ответственности, и волокита и пропуск сроков наложения наказаний, и иные моменты, о которых пойдет речь в данном докладе.

 

При этом именно задержание граждан сотрудниками органов внутренних дел и составление протоколов об административных правонарушениях чаще всего становится предметом их жалоб, тем более, что оно сопряжено с ограничением ряда личных прав – на свободу передвижения, на личную неприкосновенность, на достоинство личности, на уважение чести и достоинства, на информацию и т.д.

 

Именно поэтому предметом настоящего специального доклада Уполномоченного по правам человека являются нарушения прав граждан при производстве по делам об административных правонарушениях сотрудниками милиции.

 

Предметами анализа в данном спецдокладе являются:

 

- обоснованность применения к гражданам административного и уголовного задержания;

 

- соблюдение сотрудниками милиции законодательного порядка производства задержания;

 

- соблюдение прав граждан во время применения к ним задержания в качестве меры процессуального принуждения и во время применения к ним административного ареста в качестве наказания за совершение административного правонарушения.

 

При подготовке настоящего спецдоклада использованы результаты мониторинга общественного мнения относительно обоснованности действий представителей правопорядка в ходе административного задержания, а также относительно применения видов обращения, унижающих человеческое достоинство – эти материалы выделены в тексте. Не являясь документами, они, тем не менее, отражают общественные представления об уровне правовой культуры сотрудников милиции, основанные на личном опыте авторов.

 

Мы ни в коей мере не ставим задачей «очернение» правоохранительных органов с помощью приведенных ниже примеров из обращений граждан к Уполномоченному по правам человека и цитатами из писем на сайт ombudsman.samara.ru. Но мы считаем нужным обратить внимание руководства ГУВД на очевидное несоответствие обязательств государства по отношению к гражданам и практически сложившейся объективной правоприменительной действительности, особенностью которой является распространенное пренебрежение среднего и младшего состава органов внутренних дел к соблюдению прав и свобод человека.

 

 

 

Раздел I. Несвоевременное реагирование сотрудников правоохранительных органов на сообщения об административных правонарушениях и несвоевременное принятие решений

 

 

 

Не секрет, что успех любого дела во многом зависит от того, насколько своевременно будут приняты все меры, необходимые для положительного разрешения возникшей проблемы. Сказанное в полной мере относится и к административным правонарушениям.

 

В адрес Уполномоченного по правам человека неоднократно поступали обращения граждан на бездействие или ненадлежащее, а равно несвоевременное реагирование сотрудниками милиции на правонарушения.

 

Бездействие выражается в игнорировании вызовов и непринятии мер по пресечению совершаемых административных правонарушений в общественных местах. Именно поэтому бытовые дебоширы, хулиганы, лица находящиеся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения систематически и безнаказанно «тиранят» своих близких, соседей, случайных прохожих. Несвоевременное прибытие на место совершения правонарушений приводит к тому, что его следы утрачиваются, очевидцы расходятся и установить их впоследствии не так просто.

 

В конечном итоге, правонарушитель остается безнаказанным и готовым к совершению «новых подвигов», а пострадавшим не остается ничего иного, кроме как смириться с произошедшим, не получив возмещения причиненного вреда.

 

Примером несвоевременного реагирования является жалоба гражданки Ф., обратившейся к Уполномоченному по правам человека с жалобой на сотрудников милиции.

 

25.03.2009 г. Ф. на личном автомобиле двигалась по ул. Стара-Загора в г. Самаре. В 20 часов 20 минут произошло столкновение с другой автомашиной, которая сразу скрылась с места происшествия.

 

Заявитель, будучи законопослушным водителем, зная что после дорожно-транспортного происшествия водитель, причастный к нему, должен немедленно остановить транспортное средство, включить аварийную сигнализацию, не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию, сообщить о случившемся в милицию и дожидаться их прибытия, выполнила указанные требования Правил дорожного движения, незамедлительно сообщила о произошедшем по телефону «02» и попросила направить наряд ДПС для оформления ДТП. Но время шло, а наряд милиции все не прибывал.

 

Тогда заявитель повторно обратилась по телефону «02» с той же самой просьбой. В общей сложности оператору службы «02» заявитель звонила восемь раз с часовым интервалом. Сотрудники милиции прибыли на место происшествия лишь на следующий день – в 5 часов 15 минут утра, сообщив заявительнице, что они впервые услышали о ДТП только утром 26.03.2009 г.

 

В ходе проведенной проверки факты, изложенные Ф. подтвердились, инспектор ДПС привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение служебной дисциплины.

 

Столь длительное ожидание прибытия сотрудников ДПС на место дорожно-транспортного происшествия, увы, не является единичным случаем. Представляется, что для ликвидации данной проблемы требуется совершенствование действующего законодательства, регулирующего порядок оформления ДТП, т.к. внесенные ранее изменения не обеспечивают решения проблемы в полном объеме.

 

 

 

Еще одной проблемой является несвоевременное реагирование на случаи бытового хулиганства, т.е. нарушения общественного порядка лицами, включающими музыку в ночное время, устанавливающими звуковые сигнализации на личный транспорт и т.п.

 

К Уполномоченному по правам человека обратился инвалид Великой Отечественной войны Б. с заявлением на незаконные действия сотрудников милиции.

 

22.02.2009 года примерно в 01.20 час. Б. проснулся у себя дома от громкого шума, издаваемого из соседней квартиры. В целях прекращения данного нарушения в 2 часа ночи он вызвал сотрудников милиции, которые приехали в 5 часов утра. На вопрос о несвоевременности прибытия Б. получил ответ из серии «Ты не один такой». При этом Б. сообщил, что указанная квартира сдается хозяевами внаем и в ней проживают лица, которые, по всей видимости, не имеют регистрации по данному адресу. Войдя в квартиру № 156, из которой раздавался шум, сотрудники милиции проверили у присутствующих в ней лиц документы. Спустя 10 минут сотрудники милиции вышли из квартиры, и Б. обратился к ним с просьбой о разъяснении ему данной ситуации и принятых к ней мерам. В ответ сотрудники милиции в грубой форме отказались дать ему какой-либо ответ, сославшись на то, что обо всем доложат своему начальству, а оно, в свою очередь, даст ему письменный ответ с разъяснением.

 

Так и не получив никакого ответа, спустя месяц, 23.03.2009 года Б. обратился к начальнику дежурной части Ленинского РОВД г. Самары с устной жалобой на не предоставление ответа о принятых мерах по итогам вызова сотрудников милиции. На что начальник дежурной части заявил, что о факте вызова наряда милиции в указанный день ему ничего не известно, поскольку отсутствует соответствующая запись в книге учета сообщений о преступлениях. При выходе из здания ОВД по Ленинскому району города Самара Б. был задержан сотрудниками милиции, среди которых находился сотрудник, осуществлявший выезд по вызову Б., и без объяснения причин помещен в камеру содержания задержанных, в которой находился около часа. В ходе данного задержания сотрудник милиции нанес Б. несколько ударов в область груди и плеча. По данному факту Б. обратился с заявлением в УСБ ГУВД по Самарской области.

 

По итогам проверки, проведенной по жалобе Б., ГУВД по Самарской области в адрес Уполномоченного по правам человека было направлено сообщение о том, что служебная проверка проведена, сведения, изложенные в заявлении, не нашли своего подтверждения. Более того, факт обращения Б. в дежурную часть ОВД по Ленинскому району города Самара зафиксирован не 22.02.2009 г., а 25.01.2009 г., по итогам которого в отношении нарушителя общественного порядка был составлен протокол об административном правонарушении и назначено наказание в виде административного штрафа в отношении лиц, проживающих в соседней квартире заявителя.

 

При этом, факт помещения Б. в КАЗ также не нашел своего подтверждения по причине проведения ремонта указанного помещения. Факты оскорбления Б. и применения к нему физической силы сотрудниками милиции также не подтвердились. Кроме того, по результатам проведенной служебной проверки, опираясь на показания независимого свидетеля, был установлен факт неадекватного поведения со стороны Б., выражавшийся в вызывающем поведении при пояснениях сотрудников милиции и угрозах неприятностями по службе.

 

В итоге мы имеем, с одной стороны утверждения заявителя – пенсионера, участника Великой Отечественной войны, а с другой стороны – утверждения должностных лиц ГУВД о том, что сведения не соответствуют действительности.

 

Но трудно представить, что пожилой человек столь детально и поминутно излагая описание событий, последовательно обращаясь за поиском правды, оббивая пороги всех инстанций, сочинил всю эту историю, исключительно для того, чтобы опорочить сотрудников милиции.

 

 

Гражданина Б., ветерана Великой Отечественной войны попытавшегося обжаловать действия милиционеров вышестоящему руководству, сотрудники Ленинского ОВД попытались отправить в психиатрическую больницу

 

Приводим цитаты из обращения «гражданина с неадекватным (по мнению милиции) поведением»: «Примерно в 05.00. 22.02.2009 года в мою дверь позвонили сотрудники милиции. Я, открыв дверь, увидел двух сотрудников милиции – старшего лейтенанта и сержанта милиции. Я спросил их, почему они так поздно приехали? На что старший лейтенант, не представившись, в грубой форме сказал мне: «Ты у нас не один!».

 

«Я спросил старшего лейтенанта, что в 156 квартире делают так много людей: на что он сказал: «Это не твое дело и все, находящиеся там люди, имеют регистрацию!». Я ему сказал, что это неправда, так как хозяева квартиры в ней не проживают, а, насколько мне известно, сдают квартиру какому-то студенту. Моя осведомленность, видимо, разозлила старшего лейтенанта и сержанта милиции, и они в один голос стали на меня кричать, чтобы я предъявил им свой паспорт. Я зашел в свою квартиру и пошел в комнату за паспортом. Выйдя из комнаты, я увидел, что сотрудники милиции вошли в мою квартиру, хотя я их не приглашал. Подойдя к сотрудникам милиции, я предъявил им свой паспорт. Проверив, мой паспорт, старший лейтенант сказал мне, что я должен жить по адресу своей регистрации на улице Осипенко. На что я попросил сотрудников милиции представиться и предъявить свои служебные удостоверения. Данный вопрос смутил сотрудников милиции. Сержант милиции сразу же выбежал из моей квартиры, а старший лейтенант предъявил служебное удостоверение на фамилию Антоненко. Я спросил его, почему сержант убежал, и почему они без спроса вошли в мою квартиру? На что Антоненко пояснил мне, что они как сотрудники милиции могут входить куда угодно и когда угодно, также он пояснил, что он старший наряда, и все решения принимает он, а убежавший сержант – его водитель. Я спросил Антоненко, почему он не выяснил у лиц, находящихся в 156 квартир, на каком основании они там находятся? На что Антоненко в грубой форме сказал, что ничего объяснять мне не будет, а обо всем доложит своему начальнику, и тот мне по почте сообщит, что считает нужным».

 

«23.03.2009 года я пришел в ОВД по Ленинскому району г.Самары на прием к начальнику дежурной части майору милиции Сударикову и задал ему вопрос, почему мне никто не сообщает о принятом решении по вызову мной 22.03.2009 года сотрудников милиции. На что Судариков пояснил мне, что о вызове мной 22.02.2009 года сотрудников милиции он ничего не знает, так как в КУСП нет такой записи, и выезжали ли ко мне сотрудники милиции, он не знает».

 

Гражданину Б. также не удалось получить никакой информации:

 

- в кабинете № 601 ОВД по Ленинскому району г.о. Самара, куда ему рекомендовал обратиться майор Судариков;

 

- в УСБ ГУВД по Самарской области;

 

- от оперуполномоченного Селиванова, к которому заявитель был направлен из УСБ;

 

- от начальника МОБ ОВД по Ленинскому району г.о. Самара Князева.

 

Зато, как утверждает заявитель, лейтенант Антоненко и «сержант-водитель» схватили его за одежду и поместили в камеру для административно-задержанных, продержав его около часа и вызвав бригаду медицинских работников из психиатрической больницы, которые отказались его госпитализировать в силу отсутствия каких-либо оснований.

 

  «Очень хочется об элементарных вещах поговорить - к примеру, о воспитанности сотрудников милиции».

 

Мнение граждан из материалов сайта Уполномоченного по правам человека в Самарской области www.оmbudsman.samara.ru

 

Рубрика «Общественное мнение»

 

Поскольку все представленные результаты проверок в сравнении с доводами заявителя не исключают наших сомнений в полноте и достоверности проверочных действий, настоящим спецдокладом мы обращаемся к руководству ГУВД по Самарской области с просьбой ответить на следующие вопросы:

 

- кто был вторым сотрудником, прибывшим по вызову гражданина Б. не представившим служебное удостоверение?

 

- где именно (если не в КАЗе) и на каких основаниях содержался Б. в течение часа 25 марта 2009 года с ограничением свободы передвижения?

 

- каким образом были проверены сведения о прибытии бригады медицинских работников из психиатрической больницы в ОВД по Ленинскому району г.о. Самары 25 марта 2009 года и, если они подтверждаются, то были ли они опрошены?

 

- возможно ли подтверждение или опровержение сведений, излагаемых заявителем, содержанием видеозаписей камер наблюдения, которыми оборудованы помещения холла 1-го этажа ОВД по Ленинскому району г.о. Самары и на которые ссылается гражданин Б.?

 

Все это позволило бы дать убедительные ответы на вопросы, поставленные Б. в его обращении. Их отсутствие вынуждает нас не согласиться с выводами, основанными на пояснениях некоего независимого свидетеля Морозова А.И., о присутствии которого в ходе событий, повлекших нарушение его прав, нашему заявителю ничего неизвестно.

 

«Там, где есть отношения подчинения, не может быть достоверных проверок. Всегда же есть соблазн искренне помочь своим сослуживцам, прикрыть их от нападок со стороны».

 

Мнение граждан из материалов сайта Уполномоченного по правам человека в Самарской области www.оmbudsman.samara.ru

 

Рубрика «Общественное мнение»

 

Еще одним примером является обращение Г. в интересах своей родственницы – гражданки К. 1925 г.р.

 

Как усматривается из заявления и приложенных к нему документов, К. проживала в квартире со своей внучкой. В «один прекрасный день» внучка привела в квартиру ранее подвергавшегося выдворению за пределы РФ гражданина Азербайджана Алиева, пояснив, что это ее сожитель, и теперь он будет жить с ними. С этого дня жизнь пожилой женщины серьезно изменилась. Начались оскорбления бабушки как со стороны сожителя, так и внучки. Были удалены из квартиры ряд предметов мебели и бытовой техники, принадлежащей К., и ей предлагается пользоваться той, которая была поставлена взамен удаленной, но в ограниченном количестве и за дополнительную плату. Например, за использование 1 полки в холодильнике – 5 000 рублей. И внучка и её сожитель неоднократно желали К. скорейшей смерти и освобождения квартиры, неоднократно К. видели с синяками на лице. В результате подобных действий К. вынуждена была длительное время жить у соседки.

 

После обращения в декабре 2000 г. К. в милицию в связи с ее избиением Алиевым, последнего доставили в отделение милиции. Но вскоре участковый инспектор Тепикин привёз Алиева обратно и составил протокол об административном правонарушении в отношении самой К. по причине воспрепятствования проживанию Алиева без регистрации в ее квартире (!). Позднее она неоднократно обращалась в ОВД по указанному вопросу, однако, ситуация до настоящего времени не изменилась.

 

В 2009г. К. обратилась за помощью к Уполномоченному по правам человека, и готова согласиться на проживание в пансионате для лиц пожилого возраста, только бы дожить спокойно, без унижений и без побоев.

 

Обращаясь к руководству ГУВД Самарской области, прошу принять меры реагирования по существу в связи с угрозой жизни и здоровью гражданки.

 

Нельзя не признать, что универсального решения здесь не существует, особенно когда речь заходит о бытовых взаимоотношениях внутри семьи. Представляется, что «Закон о тишине», принятый в г. Москве, и активно обсуждаемый депутатами Самарской Губернской Думы, а равно подобные ему законопроекты, не решат данной проблемы. Поскольку любой закон должен выполняться, а его нарушение – наказываться.

 

Звучащие в выступлениях руководителей ОВД различных уровней высказывания о нехватке кадров, необеспеченности транспортными средствами требуют решения данной проблемы. Но ключевая роль должна отводиться профилактике правонарушений, а в случае их совершения – неотвратимости ответственности.

 

В связи с этим, следует отметить, что еще одной проблемой является несвоевременное принятие решения по делу об административном правонарушении, а равно незаконное прекращение производства ввиду истечения сроков давности привлечения к административной ответственности. Наиболее показательными являются обращения граждан на несогласие с решениями ОВД, а равно судов, о прекращении производства по делам о ДТП, предусмотренных ст.12.24 КоАП РФ[2] ввиду истечения сроков давности.

 

Статья 4.5 действующего Кодекса об административных правонарушениях устанавливает общее правило, согласно которому постановление по делу об административном правонарушении не может быть вынесено по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения. Но та же статья устанавливает срок давности в размере одного года за некоторые виды правонарушений, в том числе за нарушение законодательства Российской Федерации о безопасности дорожного движения – в части административных правонарушений, повлекших причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего.

 

Данное обстоятельство обусловлено тем, что для правильной квалификации правонарушения необходимо достоверно установить степень тяжести причиненного потерпевшему вреда здоровью, что возможно лишь по результатам судебно-медицинской экспертизы. Но производство данной экспертизы нередко затягивается на длительное время (1-2 месяца, а иногда и более). И это влечет принятие незаконных решений о прекращении производства ввиду истечения сроков давности.

Раздел II. Нарушения при производстве административного задержания

Действующее законодательство об административных правонарушениях закрепляет возможность применения в отношении нарушителей широкого спектра мер принуждения, в том числе и таких, как доставление и административное задержание.

 

Доставление представляет собой принудительное препровождение физического лица в целях составления протокола об административном правонарушении при невозможности его составления на месте выявления административного правонарушения, если составление протокола является обязательным. В большинстве случаев правонарушитель доставляется в ближайшее отделение милиции.

 

Административное задержание может применяться в отношении правонарушителей в случаях указанных в законе. При этом срок задержания, по общему правилу, не должен превышать 3 часов с момента доставления. А о факте задержания, по просьбе задержанного, должны быть уведомлены его родственники. В случае же задержания несовершеннолетнего, в обязательном порядке о данном факте должны быть уведомлены его родители или лица, их заменяющие.

 

По истечении срока задержания правонарушитель подлежит освобождению. Законодатель допускает задержание лица на срок до 48 часов в случаях, когда за совершенное правонарушение лицу может быть назначено наказание в виде административного ареста.

 

При этом, задержание не всегда диктуется объективной необходимостью. Не отрицая необходимости привлечения к административной ответственности лиц, находящихся в общественных местах в состоянии опьянения, следует отметить, что принимаемые в отношении нарушителей меры воздействия не всегда соразмерны.

 

Так, семейная пара, проживающая в г.Тольятти Самарской области сообщила, что 15.06.2008 г. на территории Автозаводского района г.Тольятти гражданин М. был задержан сотрудниками милиции. После того, как М. сказал, что обратится с жалобой в прокуратуру на незаконность задержания, то получил удар от сотрудника милиции. М-на, супруга гражданина М., попыталась выяснить причину задержания своего мужа, но сотрудник милиции ее оттолкнул, в результате чего она ударилась головой о стоящую рядом автомашину.

 

М. пытался оказать своей жене помощь, но был сбит сотрудниками милиции с ног, после чего был избит сотрудниками милиции. В результате указанных событий М. и М-на получили множественные телесные повреждения (кровоподтеки, ссадины, сотрясение головного мозга), и М. находился на стационарном лечении в течение 28 дней.

 

Факты избиения М. и М-ной сотрудниками милиции должным образом не проверялись ни сотрудниками УВД, ни сотрудниками СУ СК при прокуратуре РФ по Самарской области. Зато в отношении гражданина М. сотрудником Автозаводского РУВД 15.06.2008 г. был не только составлен протокол об административном правонарушении, но позднее возбуждено и уголовное дело по ч.1 ст.318, ст.319 УК РФ. Впоследствии уголовное дело было прекращено Автозаводским районным судом г. Тольятти в связи с примирением потерпевших и обвиняемого.

 

«Мне кажется, если кого-то задерживают незаконно, то это в любом случае выяснится позже. Однако сотрудники силовых структур при задержании в большинстве случаев применяют физическую силу, но доказать незаконность этих мер практически невозможно. Считаю, что в таких случаях необходимо проводить качественные проверки со стороны надзорных органов. Зачастую этого не происходит»
Мнение граждан из материалов сайта Уполномоченного по правам человека в Самарской области  www.оmbudsman.samara.ru

 

Рубрика «Общественное мнение»

 

Однако сам факт возбуждения уголовного дела в отношении гражданина по статьям «Применение насилия в отношении представителя власти» и «Оскорбление представителя власти» при том, что документальные подтверждения следов насилия или свидетельств оскорбления не представлено, является попыткой со стороны сотрудников милиции использовать служебное положение отнюдь не в целях защиты прав граждан, а с прямо противоположной целью.

 

Нужно отметить, что такой прием нередко применяется при следующих обстоятельствах: если в отношении лица, задержанного за совершение административного правонарушения, подозрение не подтверждается фактическими обстоятельствами происшедшего, то сотрудниками милиции для оправдания своих действий фальсифицируется материал о совершении задержанным преступления в отношении милиционеров.

 

Выдержка из обращения к Уполномоченному по правам человека в Самарской области

 

От обвиняемого по уголовному делу

 

М. пост.318, 319

 

свидетеля М.

 

Заявление

 

Уважаемая Ирина Анатольевна, 28 ноября 2008г. в 10.00 должен состояться суд, который, мы предполагаем, примет решение не в нашу пользу. Мы не хотим допустить несправедливого суда и готовы на решительные действия, так как нам неоднократно намекали следователь и адвокат о том, что надо примериться, а сами всё делали для того чтобы плавно подвести нас к судимости. Мы ещё верим в правосудие, хотя возмущены тем, с каким энтузиазмом фабриковалось это дело. Считаем, что наши конституционные права нарушены неоднократно.

 

Теперь по существу дела.

 

15 июня в зоне отдыха, на территории кафе, при посадке в такси мой муж был задержан вместе с другом и на замечание не толкать и не трогать его руками, получил грубый отказ, а после того как сказал, что будет жаловаться в прокуратуру, получил удар в зубы и порвали рубашку. Когда появилась я, мужа уже затолкали в СПМ №8 и посадили за решётку. Не объяснив причину задержания, не представившись, грубо вытолкали меня за дверь, хотя как выяснилось в дальнейшем «пробили его» по рации и выяснили что он «чист». Меня выталкивали трижды, а после того, как повели мужа в машину, я попыталась вмешаться (спросила - за что?) меня оттолкнули так, что я отлетела в сторону машины и ударилась об «Газель» головой. Есть независимая мед. экспертиза, где зафиксировано около 15 ссадин на руках подмышках и груди, подтверждающих это, есть заключение с травмпункта о сотрясении мозга.

 

Муж рванулся, чтобы помочь мне, и был сбит с ног, после чего шестеро сотр. милиции избивали его руками и ногами в течение 3 минут. Завершено избиение было ударом колена в голову одним из сотрудников, когда муж уже лежал на асфальте, после чего ему заломили руки и надели наручники за спиной. Всё это происходило «среди белого дня» в небольшом пространстве, между газелью и СПМ №8, которое могли видеть несколько прохожих, которых я в состоянии сильного стресса попросила дать телефоны, в чем они мне не отказали, выразив сочувствие- Один из прохожих- молодой человек записывал этот -беспредел на сотовый телефон, он тоже пообещал оказать содействие. Естественно мужа не приняли в вытрезвитель, всю ночь возили по разным инстанциям, в том числе и в травм, пункт и мед. освидетельствование, но привезли в больницу лишь через четыре с половиной часа избитого и подавленного.

 

В стационаре он пролежал 28 дней, с диагнозом сотрясение мозга, на теле было больше 50 ссадин и кровоподтёков, повреждён лицевой нерв, нарушено мозговое кровообращение. Всего он был на больничном 36 дней. Продолжает лечиться и сейчас. Узнав о нашем намеренье возбудить уголовное дело, сотрудники милиции решили опередить нас и возбудили уголовное дело против нас, отказав нам в нашем конституционном праве.

 

Результаты проверки с УСБ до сих пор не получены, видеозапись, можно сказать, уничтожена (осталось 7 самых несущественных секунд), а по мед. карточке изъятой из поликлиники и стационара сделана суд. мед. экспертиза.

 

Хочу подчеркнуть, что подобные случаи статистически несопоставимы с количеством эффективных мер реагирования правоохранителей, направленных на обеспечение законности и правопорядка. Но именно такие вопиющие ситуации, в которых мотивация возбуждения административных или уголовных дел в отношении самих потерпевших от действий милиции не поддается никакому разумному объяснению, дают очередной повод для негативного отношения к действиям милиции в целом. И если в ответ на убедительные доводы люди получают только отсылочные ответы на результаты проверок, в ходе которых такие очевидные для всех факты «не нашли подтверждения», то такие критические оценки только укореняются в сознании.

Раздел III. Нарушения процедуры производства по делам об административных правонарушениях

 

Нередко заявители утверждают, что сотрудники милиции, производившие задержание (остановившие автомашину, пришедшие домой, подошедшие на улице) не представились, не объяснили причин задержания, а на все попытки задержанного и лиц, которые в тот момент находились рядом с ним, выяснить причины происходящего давались ответы из серии: «в отделении узнаешь».

 

 

Наглядным подтверждением сказанного является случай, произошедший с Ив-вым, который обратился к Уполномоченному с жалобой на незаконность задержания, применения спецсредств и составления протокола об административном правонарушении по ст. 20.1 ч.1 КоАП РФ (мелкое хулиганство) сотрудниками 8 роты ППСМ УВД г.о.Самары 11.09.2008 г.

 

Так, заявитель сообщил, что был остановлен милицейским патрулем в районе Первомайского спуска на набережной р.Волги, т.е. на территории Октябрьского района г.Самары. Сотрудники милиции предложили ему проследовать с ними, не объяснив причин, и лишь по прибытии в район спуска ул. Маяковского на территории Ленинского района г.Самары в отношении него был составлен протокол о совершении мелкого хулиганства на том самом месте, где он находился, но уже закованным в наручники. Когда заявитель попросил сотрудников милиции назвать свою фамилию, то услышал в ответ, что «в протоколе все написано». Однако, фамилия сотрудника милиции была написана настолько неразборчиво, что прочесть ее не смог ни сам заявитель, ни иные лица, знакомившиеся с этим протоколом.

 

По итогам проверки, проведенной по жалобе, прокуратурой Ленинского района г.Самары внесено представление об устранении нарушений законности, поскольку в протоколе об административном правонарушении фамилия и инициалы должностного лица, составившего протокол, указана неразборчиво, а также отсутствуют отметки о разъяснении правонарушителю его прав и обязанностей, об ознакомлении с протоколом, о получении правонарушителем копии протокола, а также подтверждение надлежащего извещения лица, в отношении которого составлен протокол, о дате и времени рассмотрения дела об административном правонарушении вручении копии протокола правонарушителю.

 

В рамках рассмотрения представления прокурора была проведена служебная проверка, согласно заключению которой, указанные нарушения стали возможными в связи с недобросовестным отношением к своим должностным обязанностям милиционера 8 роты полка ППСМ УВД г. Самары Карпова А.И., составившего протокол.

 

14.11.2008 г. ст. сержант милиции Карпов А.И. уволен из ОВД.

Копия материалов служебной проверки представлена в ходе заседания рабочей группы УПЧ и ГУВД 19 февраля 2009 г.

 

Приведенный пример свидетельствует, что протоколы об административных правонарушениях иногда составляются с нарушением норм действующего законодательства (что подтверждается и статистикой органов прокуратуры, регулярно выявляющих такие нарушения). При этом составление протокола об административном правонарушении применяется как мера устрашения или психологического воздействия в отношении людей, которые, будучи несогласными с претензиями милиционеров, пытаются выяснить причины происходящего.

 

Что касается мер реагирования руководства органов внутренних дел на нарушения законодательства подчиненными в форме информации об увольнении таких сотрудников со службы по их собственному желанию или переводу на другое место работы, в силу чего уже не представляется возможным наложить взыскания, то этот распространенный прием породил в общественном сознании весьма «положительные» оценки:

 

«Самым прозорливым является руководство правоохранительных органов, которое подписывает приказ об увольнении своих сотрудников за 3 дня до совершения ими правонарушений».

 

Мнение граждан из материалов сайта Уполномоченного по правам человека в Самарской области www.оmbudsman.samara.ru

 

Рубрика «Общественное мнение»

 

Еще одним примером, подтверждающим существование указанной проблемы, является поступившая к Уполномоченному по правам человека жалоба А.

 

Заявитель сообщил, что 26 января 2009 г. был задержан и избит в подъезде своего дома сотрудниками милиции, которые впоследствии доставили его в отделение, где был составлен протокол об административном правонарушении, согласно которому А. находился около своего дома в пьяном виде, имел шаткую походку, резкий запах алкоголя изо рта и неопрятный внешний вид.

 

Чувства правоохранителей были задеты настолько сильно, что в Постановлении по делу об административном правонарушении в отношении А. от 26.01. 2009 г. появилась такая запись: «25.01.09. в 23. 30 в доме N по ул. Воронежской был задержан гр. А.. ….в момент задержания у него был вид, оскорбляющий человеческое достоинство…». Результатом указанных событий стало наложение административного наказания в виде штрафа на А., хотя факт его нахождения в состоянии алкогольного опьянения ничем не подтвержден.

 

А вот факт получения телесных повреждений, хоть и был подтвержден справкой, выданной медицинским учреждением, не повлек никаких правовых последствий для милиционеров.

 

 

Гражданин А. написал заявление в ГУВД. Чтобы выяснить судьбу своего заявления, он обратился в Управление собственной безопасности ГУВД Самарской области. Поскольку документы по его делу были направлены в Следственный отдел Промышленного района г.Самары СУ СК при Прокуратуре РФ по Самарской области, он обратился и туда, чтобы узнать результат. На что ему было сказано, что следствие поручено Михаилу Юрьевичу Лермонтову. Но ни гражданину, ни сотрудникам аппарата Уполномоченного по правам человека найти следователя с такой незаурядной фамилией так и не удалось.

 

Как известно, обычно имена классиков вспоминают, когда хотят тактично намекнуть посетителю, что его проблемы несколько теряют в актуальности по сравнению с другими. «А кто отвечать будет? - Пушкин!». Не учитывается только, что при этом распространенная бытовая шутка вызывает у человека вполне понятное ощущение пренебрежения со стороны должностного лица, нарушая право гражданина на доступ к информации, затрагивающей его права и свободы.

 

Частичным решением данной проблемы является проводимый в настоящее время в 12 регионах эксперимент, суть которого сводится к тому, чтобы на рубашках и куртках сотрудников некоторых подразделений милиции (в первую очередь патрульно-постовой и дорожно-патрульной служб) была указана его фамилия. Данный эксперимент проводится по инициативе Министерства внутренних дел РФ, глава которого в интервью журналистам недвусмысленно высказал свою позицию: «Я считаю необходимым указывать на новой форме фамилию милиционера, чтобы граждане знали, с кем они разговаривают и могли при необходимости пожаловаться на действия конкретного милиционера».[3] Нужно отметить, что и в случае с задержанием гражданина А. на запрос Уполномоченного сначала последовала стандартная фраза о том, что «нарушений в ходе проведенной проверкой не выявлено», с чем омбудсман не согласился.

 

По итогам проведенной дополнительной служебной проверки виновные сотрудники милиции были привлечены к дисциплинарной ответственности. Но штраф А. не отменили. В отношении сотрудников милиции в возбуждении уголовного дела было отказано. Факт причинения побоев остался без последствий.

 

«..Моего отца задерживали, при том, что, как мне кажется, незаконно. Его вызвали в ГАИ за какой-то бумагой, он приехал, его тут же скрутили и пометили в ИВС на Калинина, 13. При этом ни его жене, которая была рядом, ни ему самому ничего не объяснили. Приехав на Калинина, 13, мы выяснили, что его задержали за неоплаченный штраф в 100 р., просрочка по оплате которого составляла 2 дня!!! С нами грубо разговаривали, разве что не откровенно хамили в глаза. После долгих препирательств, выяснили что утром их повезут на суд и там будет назначена мера наказания: штраф или административный арест. Это понятно, не понятно другое - на каком таком основании задержали моего отца??? Никакого постановления или другой бумаги об аресте не было. К слову, еще нескольких моих друзей постигла та же участь. Это что у нас, государство, таким образом, деньги зарабатывает в период кризиса?..».

 

«…Не государство зарабатывает, а конкретные граждане в государстве. Что делать-то еще? Кстати, вот оно, правовое государство в действии - не заплатил штраф два дня - опасайся по улицам ходить, задержание - метод воспитания. Я вот недавно честного сотрудника ГИБДД встретил: говорю, торопился я потому и нарушил. Мне намекнули, что вопрос можно решить без штрафа. Я предложил 500, а взяли с меня только 400 рублей. Совестливо, но приятно стало..»

 

Мения граждан из материалов сайта Уполномоченного по правам человека в Самарской области  www.оmbudsman.samara.ru

 

Рубрика «Общественное мнение»

 

Нарушения процедуры производства по делам об административных правонарушениях могут приобретать различные формы. Помимо указанных, к их числу можно отнести и отсутствие понятых в случаях, когда их участие является обязательным, либо указание в качестве таковых несуществующих лиц. В подтверждение сказанного можно привести выдержку из решения федерального суда Октябрьского района г.о. Самары суда по жалобе К. на постановление об административном правонарушении: «Допросить понятых М. и К., участвовавших в осмотре места ДТП не представилось возможным, поскольку согласно данным отдела адресно-справочной службы УФМС России по Самарской области последние не значатся зарегистрированными на территории Самарской области».

 

Наряду с этим, встречаются случаи несвоевременного извещения лиц о рассмотрении дела, а равно о принятом решении.

 

Так, решением федерального суда Октябрьского района г.о Самары суда по делу С. установлено что 11.03.2008 г. на С. был составлен протокол об административном правонарушении за нарушение п.п.9.9 ПДД. Постановлением ОГАИ Октябрьского района г.Самары С. был привлечен к административной ответственности по ч.2 ст.12.15 КоАП РФ с назначением наказания в виде штрафа в размере 2 000 рублей. Однако, в отступление от ст.25.1 КоАП РФ дело было рассмотрено в отсутствие С., поскольку сведения о надлежащем его извещении о времени и месте рассмотрения дела отсутствуют.

 

В ходе выездного судебного заседания на место совершения правонарушения никаких запрещающих знаков, а равно иных объективных подтверждений нарушения закона выявлено не было, в связи с чем, производство по делу было прекращено за отсутствием состава административного правонарушения.

Раздел IV. Нарушения при привлечении граждан к ответственности а правонарушения, которых в действительности не было, либо грань между законопослушным и противоправным поведением была недостаточно очевидной

Таковые ситуации встречаются при «погоне за планом», когда составляются протоколы об административных правонарушениях в отношении лиц, которые в действительности их не совершали, но либо не знают о факте составления протокола и, следовательно, не могут своевременно реагировать на это, а узнают о якобы совершенном правонарушении лишь когда к ним поступает документ, обязывающий уплатить штраф.

 

Второй вариант – составление протокола об административном правонарушении в отношении лиц привлекаемых к уголовной ответственности с целью обеспечения фактического присутствия этих лиц.

 

Примером, подтверждающим существование указанной проблемы, является обращение И., обратившейся к Уполномоченному по правам человека в Самарской области с жалобой на действия сотрудников милиции.

 

Так, заявитель сообщает, что 23.07.2008 г. она и двое ее сыновей были задержаны сотрудниками милиции. После чего заявитель и ее сыновья были доставлены в ОВД г.Отрадный Самарской области. В отношении самой И. был составлен протокол об административном правонарушении, после чего она была задержана. Мировым судьей на нее было наложено взыскание в виде административного ареста. При этом, возможность совершить упомянутое правонарушение на одной из улиц г. Отрадный И. в принципе объективно не могла, т.к. была принудительно доставлена сотрудниками милиции из своего дома в с. Алтуховка в здание ОВД г.Отрадный, где содержалась с момента прибытия до момента передачи материалов мировому судье.

 

«Последнее время в г. Тольятти в Комсомольском р-не происходит НАШЕСТВИЕ сотрудников ГАИ, ОВО, ППС на граждан. […] 25 апреля мы решили прогуляться - время было 21.45. Дошли до магазина, я осталась на улице встретив знакомых, а муж пошел в магазин, купил бутылку пива и вышел на улицу. Увидев, что я стою в стороне и разговариваю с людьми, он присел на ограждение около магазина и стал ждать меня. Пока я стояла, разговаривала, к нему подъехала машина ОВО, сотрудники вышли и увели моего мужа в машину, я успела подбежать к ним спросить, в чем дело, на что сотрудник ОВО сказал мне: "отойди отсюда" в очень грубой форме. После этого они предложили ему оплатить штраф на месте в размере 1500 руб., на что мой супруг стал возмущаться, за что и почему. Сотрудником ОВО это видимо не понравилось, и они повезли моего мужа в Комсольское РУВД для составление протокола, затем на медицинское освидетельствование, которое не показало даже легкую степень опьянения, после этого сотрудники отвезли моего мужа обратно в РУВД, где его закрыли в камере на всю ночь. Я стояла около отделения в ту ночь с 00.30. до 2.00. часов. Меня не впустили в РУВД. На мой вопрос за что он задержан, дежурный начал орать на меня и выгонять на улицу. 26 апреля в семь утра я пошла опять в РУВД. Дежурный, наконец, соизволил поговорить со мной, и пояснил что, мой муж находился 25 апреля в общественном месте в нетрезвом состоянии, валялся на траве, выражался нецензурной бранью, вел себя вызывающе, за что и был задержан сотрудниками ОВО. Я начала говорить, чтобы он его отпустил на что дежурный ответил, "пусть подпишет протокол и 1800 руб. с вас, тогда отделаетесь только штрафом." Мы согласились, муж подписал протокол, отдал деньги и нас от пустили домой, начальник вынес решение по статье "мелкое хулиганство". Мой супруг в течение 10 дней подает жалобу в мировой суд, его вызывают на беседу, судья знакомится с протоколом, и читает показания свидетелей двоих, которые утверждают, что все так и было, как написано в протоколе, и тут же - объяснения третьего сотрудника ОВО. Хотя, когда они забирали мужа 25 апреля сотрудников ОВО было всего двое, а когда я знакомилась с протоколом и всеми материалами утром 26 апреля, объяснений свидетелей никаких не было, да и этих людей там тоже не было. Вот ждем теперь следующего заседания 21 мая. Что делать, как оградить себя от беспредела сотрудников милиции?».

 

Мнение граждан из материалов сайта Уполномоченного по правам человека в Самарской области www.оmbudsman.samara.ru

 

Рубрика «Общественное мнение»

 

Тем, кто поторопится сделать вывод о непоследовательности и беспринципности граждан в подобных случаях, хочу напомнить об уязвимости человека, оказавшегося в иных статусных и материальных условиях, остро переживающего личную и информационную изолированность, глубоко осознающего свою ущербность и ограниченность своих возможностей в условиях задержания. Массированное давление на задержанного человека превышает установленные законом ограничения, но условия, при которых это происходит, и признательный результат снижают до минимального риск привлечения к ответственности должностного лица.
Процедура привлечения к административной ответственности характеризуется единоличностью, императивностью, безапелляционностью производства. Обжаловать незаконные решения в связи с отсутствием события или состава правонарушения, в связи с наличием процессуальных нарушений практически невозможно.
И именно поэтому так много зависит от уровня правосознания, общей и профессиональной культуры сотрудников милиции, от их понимания ценности права и уважения к людям.
Не единичны и случаи первоначального составления протоколов об административном правонарушении в отношении лиц привлекаемых к уголовной ответственности.

 

К Уполномоченному по правам человека регулярно поступают обращения обвиняемых, осужденных и их близких, в которых указывается, что человек по подозрению в совершении преступления был задержан на рабочем месте  (дома, на улице) и доставлен в отделение милиции, где в отношении него был составлен протокол об административном правонарушении, согласно которому он уже после задержания «находился на улице и грубо нарушал общественный порядок», хотя фактически в это время его допрашивали, либо он содержался в помещении ОВД. Генеральный прокурор Российской Федерации давая оценку подобным случаям, указывает в своем нормативном акте: «пресекать случаи задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, на основании протоколов об административных правонарушениях».[4]

 

Также при привлечении к административной ответственности встречаются случаи, когда факт совершения административного правонарушения не установлен, но на человека налагается наказание.

 

Примером этого является обращение гражданина С., который обратился с жалобой на действия сотрудников милиции Советского РУВД и десятой роты полка ППС милиции во время проведения 25.08.2008г. массовой акции жителей домов по улице Аэродромной совместно с представителями жителей домов по улице Мяги, Революционной, проспекта Ленина, улицы Осипенко, района Воронежских озер по вопросу застройки указанных территорий.

 

Неправомерные действия сотрудников были направлены на организатора публичного мероприятия С., а запланированное публичное мероприятие практически было сорвано теми представителями власти, которые должны обеспечивать порядок при его проведении.

 

Проводимое мероприятие было организовано и проведено в рамках действующего законодательства. Организаторами мероприятия в установленный законом срок Главе городского округа Самара 14.08.2008г. было подано уведомление с указанием маршрута, по которому двигались граждане. Однако вместо выполнения предусмотренных Законом мероприятий, представители органов внутренних дел устроили «разборку» с организатором массового мероприятия с применением силы. В отношении С. старшим участковым уполномоченным ОМ-5 по Советскому району Шарым А.А. составлены административные протоколы об административном правонарушении, по ч.1 ст.20.2 и ч.1 ст.19.3 КоАП РФ.[5]

 

И.о. мирового судьи судебного участка № 49 Советского района производство по делу об административных правонарушениях в отношении Сушко В.В. прекращено за отсутствием состава административных правонарушений.

 

«Однажды составили на меня левый протокол в ОблГАИ. Подал в суд, а сотрудники ГИБДД на заседании даже не появились. Сами тихонечко все постановления по делу отменили. Жестко с ними надо. Если нарушают твои права - судись, привлекай прессу, общественные организации и т.д. Но главное - надо знать свои права».

 

Мнение граждан из материалов сайта Уполномоченного по правам человека в Самарской области www.оmbudsman.samara.ru

 

Рубрика «Общественное мнение»

 

Заключение

 

Практика производства по делам административных правонарушениях – это сфера, характеризующаяся, с одной стороны, возможностью достаточно интенсивного вторжения в сферу конституционных прав и свобод, а с другой стороны, - объективно обусловленным сосредоточением властных полномочий в самом «низовом звене» правоохранительной системы – на уровне постового милиционера. Опасность злоупотреблений здесь усугубляется их потенциальной массовостью и широтой охвата кадрового корпуса.

 

Руководство органов внутренних дел более чем кто-то другой заинтересовано в эффективном функционировании механизмов внутреннего контроля, пресечения и предупреждения злоупотреблений со стороны сотрудников милиции. Во всяком случае, любые граждане, права которых нарушены, предпочли бы разрешать все свои проблемы «на месте», без обращения в прокуратуру, в суд, в средства массовой информации, однако при условии, что обращение к руководству самих ОВД давало бы хоть какую-то надежду быть выслушанным.

 

Главной проблемой в рассмотренной сфере остаётся отсутствие эффективных механизмов проверки фактов злоупотреблений со стороны сотрудников милиции. Граждане, считающие, что их права и свободы нарушены, практически лишены возможности доказать факты нарушений или, как минимум, получить аргументированный ответ о законности действий милиции.

 

Стандартные формальные ответы о не подтверждении фактов, указанных в заявлении, нельзя считать свидетельством благополучной обстановки в правоохранительных органах. Между тем, судя по обращениям в адрес Уполномоченного, именно такие ответы встречаются в практике чаще всего.

 

К сожалению, содержание обращений не позволяет выявить случаи позитивного разрешения конфликтов между гражданами и сотрудниками милиции и с участием Управления собственной безопасности, с которым в первые годы его существования, связывались надежды на оздоровление обстановки в правоохранительных органах, в том числе, и в сознании населения.

 

Обычная практика подготовки специальных докладов Уполномоченного по правам человека и направления их в органы власти включает в себя предложения и рекомендации в адрес соответствующих должностных лиц. Однако в данном случае задачи преодоления нарушения прав граждан в ходе производства по делам об административных правонарушениях не требуют, на наш взгляд, ни изменения законодательной или нормативной базы, ни глобальных организационных мер. Фактически требуется только исполнение положений Федерального Закона «О милиции» и Кодекса об административных правонарушениях в Российской Федерации.

 

Настоящим докладом мы считаем нужным сказать, что эти законы, а следовательно, и права граждан сотрудниками милиции зачастую не соблюдаются.

 

Материалы практически по всем жалобам на незаконное и необоснованное задержание, поступившие в аппарат Уполномоченного и отраженные в настоящем спецдокладе, вступают в противоречие со ст. 27.1 КоАП РФ, определяющей административное задержание как «кратковременное ограничение свободы физического лица, которое может быть применено в исключительных случаях, если это необходимо для обеспечения правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении». Ни один из описанных выше случаев не претендует на исключительность, поскольку не сопровождался угрозой нарушения общественного порядка.

 

Не допускается задержание гражданина, если имеется реальная возможность установить его личность и обстоятельства происшествия, составить протокол об административном правонарушении на месте его совершения.

 

Ни один из указанных выше заявителей не препятствовал сотрудникам милиции в установлении собственной личности.

 

Несмотря на требование закона о разъяснении задержанному его прав, а также на фиксацию факта ознакомления задержанного со своими правами, данные действия на практике сотрудниками милиции, как правило, не осуществляются.

 

Это объясняется совокупностью обстоятельств: низким уровнем квалификации должностных лиц правоохранительных органов, недостаточностью времени для соблюдения процессуальной процедуры, умышленным не информированием задержанного о способах и возможностях защиты собственных прав.

 

В момент фактического задержания в административном порядке, а также во время нахождения лица в органах или учреждениях милиции, нарушается его право на получение информации о собственных процедурных правах и возможностях.

 

Поэтому мы рассчитываем, что ситуации, отраженные в настоящем спецдокладе станут предметом более внимательного отношения руководства ГУВД по Самарской области и дополнительных проверок, результаты которых будут отражены в полных и убедительных ответах гражданам и Уполномоченному по правам человека.

 

 

 

Уполномоченный по правам человека

 

в Самарской области

 

443100, г. Самара, ул. Маяковского, 20

 

Приемная граждан.

 

Тел.: +7 846 3372903

 



[1] Ст. 28.3 КоАП РФ предоставляет право составления протоколов об административных правонарушениях должностным лицам более 90 органов власти; а с учетом положений ст.11.2 Закона Самарской области «Об административных правонарушениях на территории Самарской области» таковых субъектов насчитывается более 100

 

[2] Нарушение Правил дорожного движения или правил эксплуатации транспортного средства, повлекшее причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего

 

[3] Имя на мундире//Российская газета//2009. 03 июня

 

[4] Приказ Генеральной прокуратуры РФ от 06.09.2007 г. №136 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия»

 

[5] Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования и Неповиновение законному распоряжению сотрудника милиции

 

Гальцова

Ольга Дмитриевна

Уважаемые посетители сайта!
Я рада приветствовать вас на обновленном сайте Уполномоченного по правам человека в Самарской области. На этом ресурсе вы сможете найти всю необходимую информацию о работе государственного правозащитника и правозащитной деятельности на территории Самарской области в целом, отправить обращение Уполномоченному, познакомиться с новостями законодательства.
Уполномоченный по правам человека в Самарской области открыт для взаимодействия с общественностью в деле содействия реализации прав граждан, защиты и восстановления нарушенных прав. В сложной ситуации каждый житель области может рассчитывать на правовую поддержку Уполномоченного по правам человека.

Уполномоченный по правам человека в Самарской области
Ольга Дмитриевна Гальцова

Уполномоченный по правам человека в Самарской области

443020, г. Самара, ул. Ленинградская, 75, 2 этаж
(846) 374-64-30 (приемная)
Ombudsman.Samara@yandex.ru
@Ombudsman63

Приёмная граждан

г. Самара, ул. Маяковского, 20,
(846) 337-29-03